14.11.2017 11:56 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ОБЗОР правоприменительной практики за третий квартал 2017 года

Приложение

к распоряжению администрации

Назаровского района

от _____________20 г. № ___

ОБЗОР

правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, других органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений

за третий квартал 2017 года

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 6 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» одной из основных мер профилактики коррупции является рассмотрение в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, органах местного самоуправления, других органах, организациях, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, не реже одного раза в квартал вопросов правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений;

Во исполнение вышеназванной нормы в администрации Назаровского района были рассмотрены следующие судебные решения за 3 квартал 2017 года (по данным ГАС «Правосудие», информационная система «Консультант-Плюс»).

1. Соблюдение требований законодательства о муниципальной службе:

1.1. Решением Феодосийского городского суда Республики Крым Российской Федерации от 21.08.2017, вступившего в законную силу 29.09.2017 иск и.о. прокурора города Феодосии удовлетворен, решение администрации г. Феодосия, изложенное в ответе от 29 марта 2017 года об отклонении представления прокурора г. Феодосия от 09 марта 2017 года в части увольнения Ермуракия А.Л. признано незаконным и на администрацию г. Феодосия возложена обязанность повторно рассмотреть представление прокурора г. Феодосия от 09 марта 2017 года № 200ж-2017 с учетом требований Трудового кодекса РФ, Федерального закона «О муниципальной службе Российской Федерации» и ФЗ «О противодействии коррупции».

Как установлено судом прокурор, обратился в суд в интересах Российской Федерации и просил признать незаконным принятое Администрацией г. Феодосии решение по представлению прокурора от 09.03.2017 № 200ж-2017, изложенное в ответе от 29.03.2017 № 2-40/3469/1 об отклонении требований, об увольнении в связи с утратой доверия на основании п.7.1 ч.1 ст.81 ТК РФ начальника отдела по вопросам физической культуры и спорта, работы с молодежью Администрации г. Феодосии Ермуракия А.Л. а также, просил обязать Администрацию г. Феодосии повторно рассмотреть представление прокурора г. Феодосии от 09.03.2017 № 200ж-2017 с учетом требований действующего законодательства, изложенных в п.7.1 ч.1 ст.81 ТК РФ, ч.9 ст.8 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Судом установлено, что прокуратурой г. Феодосии проведена проверка соблюдения законодательства о противодействии коррупции при предоставлении сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера муниципальным служащим – начальником отдела по вопросам физической культуры и спорта, работы с молодежью Администрации города Феодосии Республики Крым Феодосии Ермуракием А.Л.

14.05.2014 Ермуракием А.Л. получены денежные средства в сумме <данные изъяты> тыс. долларов США, что по курсу Центрального банка Российской Федерации составляло <данные изъяты> руб., за земельный участок размером 10 соток в районе <адрес> что подтверждается распиской данной от имени Ермуракия А.Л. (л.д.16)

Также, на имя Ермуракия А.Л. 21.04.2014 от ФИО9 были перечислены денежные средства в сумме <данные изъяты> рублей, а 05.05.2014 – <данные изъяты> рублей от имени ФИО10 (л.д.17,18)

В справке от 29.04.2015, предоставленной начальником отдела по вопросам физической культуры и спорта, работы с молодежью Администрации г. Феодосии Ермуракием А.Л. в отдел муниципальной службы и наград Администрации города Феодосии Республики Крым установлено, в разделе 1 «Сведения о доходах» информация о полученных денежных средствах от ФИО9 в общей сумме <данные изъяты> руб., а также, от имени ФИО10 в общей сумме <данные изъяты> руб. Ермуракием А.Л. отображены не были. (л.д.24-31)

Прокуратурой г. Феодосии в адрес главы администрации города Феодосии Республики Крым 09.03.2017 за № 200ж-2017 внесено представление «Об устранении нарушений требований законодательства о противодействии коррупции», в котором содержатся требования следующего характера: принять меры к устранению выявленных нарушений и недопущению подобных нарушений со стороны муниципальных служащих, в том числе путем увольнения с муниципальной службы Ермуракия А.Л. на основании п.7.1 ч.1 ст.81 ТК РФ в связи с утратой доверия; усилить контроль за достоверностью и полнотой сведений, предоставляемых муниципальными служащими, обеспечив организацию семинарских занятий, проведение разъяснительной работы, направленной на обеспечение полноты и достоверности предоставляемых муниципальными служащими сведений о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера с целью недопущения подобных нарушений в дальнейшем; решить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности лиц, допустивших указанные нарушения закона. (л.д.7-10)

Согласно ответа от 29.03.2017 № 2-40/3469/1 за подписью главы Администрации г. Феодосии ФИО12, в удовлетворении требований, изложенных в представлении в части касающейся принятия мер к устранению выявленных нарушений путем увольнения с муниципальной службы Ермуракия А.Л. на основании п.7.1 ч.1 ст.81 ТК РФ в связи с утратой доверия отказано, в связи с тем, что Ермуракий А.Л. за допущенные нарушения законодательства в части неполноты и недостоверности сведений в справках о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера за 2014 год был привлечено к дисциплинарной ответственности в соответствии с распоряжением от 28.07.2015 № 443-к, в связи с чем согласно ч.5 ст.193 ТК РФ дисциплинарное взыскание не может быть применено повторно. (л.д.11,12)

В соответствии с ч. 1 ст. 1 ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» отношения, связанные с поступлением на муниципальную службу граждан Российской Федерации, прохождением и прекращением муниципальной службы, а также с определением правового положения (статуса) муниципальных служащих определяется указанным Федеральным законом.

В силу ч. 2 ст. 3 ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» на муниципальных служащих распространяется действие трудового законодательства с особенностями, предусмотренными настоящим Федеральным законом.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 19 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации», помимо оснований для расторжения трудового договора, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, трудовой договор с муниципальным служащим может быть также расторгнут по инициативе представителя нанимателя (работодателя) в случае несоблюдения ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой и установленных статьями 13, 14, 14.1 и 15 настоящего Федерального закона.

Как следует из позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 15.12.2003 № 19-П, муниципальная служба, как и государственная, в силу своего публично-правового характера предполагает необходимость профессиональной подготовки служащих и наличие у них соответствующих моральных качеств, что согласуется с положениями Европейской хартии местного самоуправления 1985 года об обеспечении подбора высококвалифицированных кадров, основанного на принципах учета опыта и компетентности (статья 6).

В соответствии с ч.1 ст.15 Федерального закона от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», граждане, претендующие на замещение должностей муниципальной службы, включенных в соответствующий перечень, муниципальные служащие, замещающие указанные должности, обязаны представлять представителю нанимателя (работодателю) сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей; указанные сведения представляются в порядке, сроки и по форме, которые установлены для представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера государственными гражданскими служащими субъектов Российской Федерации.

В соответствии с ч.5 ст.15 Федерального закона от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации», непредставление муниципальным служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей в случае, если представление таких сведений обязательно, либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений является правонарушением, влекущим увольнение муниципального служащего с муниципальной службы.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.8 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», предоставление сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении себя, супруги (супруга) и несовершеннолетних детей представителю нанимателя (работодателю), является обязанностью муниципального служащего.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.6 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» профилактика коррупции осуществляется в том числе, путем установления в качестве основания для освобождения от замещаемой должности и (или) увольнения лица, замещающего должность государственной или муниципальной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, с замещаемой должности государственной или муниципальной службы или для применения в отношении его иных мер юридической ответственности непредставления им сведений либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также представления заведомо ложных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

В соответствии с ч.9 ст.8 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», невыполнение обязанности по предоставлению сведений о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении себя, супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, является правонарушением, влекущим увольнение с муниципальной службы.

В соответствии с п.7.1 ч.1 ст.81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае непредставления или представления неполных или недостоверных сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, если указанные действия дают основание для утраты доверия к работнику со стороны работодателя.

Вышеназванные правовые нормы, а именно ст.ст. 6, 8 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», ст.15 Федерального закона от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» имеют императивный характер.

Таким образом, непредставление муниципальным служащим сведений о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в случае, если представление таких сведений обязательно, либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений является правонарушением, влекущим увольнение муниципального служащего с муниципальной службы.

Частями 2, 3 и 6 статьи 27.1 Федерального закона от 2 марта 2007 года N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" предусмотрено, что муниципальный служащий подлежит увольнению с муниципальной службы в связи с утратой доверия в случаях совершения правонарушений, установленных статьями 14.1 и 15 настоящего Федерального закона.

Взыскания, предусмотренные статьями 14.1, 15 и 27 настоящего Федерального закона, применяются представителем нанимателя (работодателем) в порядке, установленном нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации и (или) муниципальными нормативными правовыми актами, на основании: 1) доклада о результатах проверки, проведенной подразделением кадровой службы соответствующего муниципального органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений; 2) рекомендации комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию; 3) объяснений муниципального служащего; 4) иных материалов.

Взыскания, предусмотренные статьями 14.1, 15 и 27 настоящего Федерального закона, применяются в порядке и сроки, которые установлены настоящим Федеральным законом, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации и (или) муниципальными нормативными правовыми актами.

Удовлетворяя административный иск, суд исходил из того, что непредставление муниципальным служащим либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера является правонарушением, за совершение которого муниципальный служащий подлежит увольнению с муниципальной службы в связи с утратой доверия в сроки установленные законом.

2. О выполнении требований федерального законодательства о публичности и открытости деятельности органов местного самоуправления, бездействии должностных лиц

2.1. Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 22.06.2017, вступившего в законную силу 25.07.2017 иск городской прокурор удовлетворен, признано незаконным бездействие муниципального образования «Сельское поселение Зязиков-Юрт» Малгобекского муниципального района, выразившееся в неисполнении требований закона по опубликованию обязательных информационных материалов на официальном сайте в сети Интернет. На администрацию сельского поселения Зязиков-Юрт Малгобекского муниципального района возложена обязанность по приведению Интернет сайт в соответствие с требованиями ст.13 ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» в течение месяца со дня вступления решения суда в законную силу путем размещения следующей информации и документов:

- информация о закупках товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд за период 2016-2017гг. в соответствии с законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд;

- информация о результатах проверок, проведенных органом местного самоуправления в пределах полномочий, а также о результатах проверок, проведенных в органе местного самоуправления;

- статистическая информация о деятельности администрации, в том числе: статистические данные и показатели, характеризующие состояние и динамику развития экономической, социальной и иных сфер жизнедеятельности, регулирование которых отнесено к полномочиям органа местного самоуправления; сведения об использовании органом местного самоуправления выделяемых бюджетных средств;

- порядок и время приема граждан, обзоры обращений граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов, органов местного самоуправления, обобщенная информация о результатах рассмотрения этих обращений и принятых мерах, порядок рассмотрения таких обращений с указанием актов, регулирующих эту деятельность.

Как установлено судом Малгобекский городской прокурор обратился в суд с административным исковым заявлением к МО «Сельское поселение Зязиков-Юрт» о признании незаконным бездействие органа местного самоуправления, указывая на то, что Малгобекской городской прокуратурой проведена проверка соблюдения органами местного самоуправления, в ходе которой выявлены нарушения. Так, в ходе проверки установлено, что в сети «Интернет», на официальном сайте администрации Малгобекского муниципального района размещена информация о деятельности муниципального образования «Сельское поселение Зязиков-Юрт», мониторинг которой показал, что отсутствует ряд информационных материалов, подлежащих обязательному размещению. В нарушение требований п.п. «в» п.2 ч.1 ст.13 Закона № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» отсутствует информация о закупках товаров, работ услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд за период 2016-2017гг. в соответствии с законодательством Российской Федерации. Также не размещены информация о результатах проверок, проведенных органом местного самоуправления в пределах их полномочий; статистическая информация о деятельности администрации; отсутствует информация о кадровом обеспечении органа местного самоуправления; не размещены порядок и время приема граждан, обзоры обращений граждан, в том числе представителей организаций, общественных объединений.

Из справки проведенной проверки Малгобекской городской прокуратурой усматривается, что в деятельности администрации сельского поселения выявлены нарушения, связанные с отсутствием на сайте администрации необходимой информации о деятельности муниципального образования.

В соответствии со ст.9 Закона № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» доступ к информации о деятельности органов местного самоуправления обеспечивается в пределах своих полномочий органами местного самоуправления. Органы местного самоуправления в целях организации доступа к информации о своей деятельности определяют соответствующие структурные подразделения или уполномоченных должностных лиц.

Статья 3 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» граждане (физические лица) и организации (юридические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований.

Согласно ч.3 ст.3 ФЗ «О противодействии коррупции» основные принципы противодействия коррупции публичность и открытость деятельности органов местного самоуправления.

Согласно ч.7 ст.7 вышеуказанного Закона основным направлением деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции является обеспечение доступа граждан к информации о деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Таким образом, обеспечение доступа к информации о деятельности органов местного самоуправления является составной частью системы нормативно-правовых документов, позволяющих демократизировать деятельность органов местного самоуправления и пресечь возможные коррупционные моменты в их деятельности.

Неисполнение администрацией «Сельского поселения Зязиков-Юрт» требований федеральных законов ущемляет права граждан на доступ к информации, размещений которой в соответствии с действующим законодательством, является обязательным.

3. Соблюдение законодательства о защите конкуренции органами власти, органами местного самоуправления и их учреждениями

3.1. Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06 июля 2017 г. по делу № А33-22189/2016 решение Арбитражного суда Красноярского края от 27 декабря 2016 года по делу № А33-22189/2016, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 04 апреля 2017 года по тому же делу оставлено без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.

Как установлено судом общество с ограниченной ответственностью «ПСК» (далее — общество, ООО «ПСК»), администрация Партизанского района (далее — администрация) обратились в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю (далее — Красноярское УФАС России, антимонопольный орган) о признании незаконным решения по делу № 16-16-16 от 30.06.2016 о нарушении антимонопольного законодательства.

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 27 декабря 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением от 04 апреля 2017 года решение суда от 27 декабря 2016 года оставлено без изменения.

В кассационных жалобах ООО «ПСК» и администрация Партизанского района ставят вопрос об отмене судебных актов в связи с их незаконностью; считают недоказанными условия, вытекающие из требований пункта 4 части 1 статьи 16 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции); полагают, что не подтверждено достижение соглашения, а также не доказано, что соглашение привело или могло привести к ограничению конкуренции; просят судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт о признании решения антимонопольного органа незаконным.

Проверив правильность применения судами двух инстанций норм материального и процессуального права по делу и исходя из доводов кассационных жалоб и отзыва относительно жалоб, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам по делу.

Как следует из материалов дела и установлено судами, в адрес антимонопольного органа из прокуратуры Партизанского района Красноярского края поступила информация о наличии в действиях главы Партизанского района и руководства ООО «ПСК» нарушений требований Закона о защите конкуренции.

По данному факту возбуждено антимонопольное дело N 16-16-16 по признакам нарушения пункта 4 части 1 статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Решением по делу № 16-16-16 от 30.06.2016 администрация и ООО «ПСК» признаны нарушившими пункт 4 части 1 статьи 16 Закона о защите конкуренции в части достижения соглашения, связанного со строительством и планируемым приобретением за счет бюджетных средств детского сада на 75 мест, на земельном участке с кадастровым номером 24:30:1701015:383, расположенного по адресу: Красноярский край, с. Партизанское, ул. Гагарина, 89, которое привело к ограничению доступа других хозяйствующих субъектов на товарный рынок общестроительных работ.

Отказывая заявителям в удовлетворении требований о признании данного решения незаконным, суды двух инстанций исходили из следующего.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 16 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов. Под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме (пункт 18 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Суды, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства, признали подтвержденным между хозяйствующим субъектом и органом местного самоуправления соглашения, которое выразилось в следующем.

Комитет по управлению имуществом Партизанского района 27.11.2015 разместил извещение и документацию об открытом аукционе в электронной форме «Приобретение здания (помещения) с оборудованием для размещения детского сада вместимостью не менее 75 мест» (готовое здание) в порядке Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе) на официальном сайте в сети «Интернет».

Победителем аукциона признано ООО «ПСК» (единственный участник, решение аукционной комиссии от 14.12.2015).

Нарушение пункта 4 части 1 статьи 16 Закона о защите конкуренции вменяется заказчику (администрации) и победителю аукциона (ООО "ПСК"); соглашение связано со строительством и приобретением за счет бюджетных средств детского сада на 75 мест; ООО "ПСК" летом 2015 года начало реконструировать незавершенный объект строительства под дошкольное образовательное учреждение — детский сад, без разрешительных документов.

Как следует из объяснения от 15.12.2015, данного прокурору Партизанского района от Красько О.В., последний является руководителем Комитета по управлению госимуществом Партизанского района; в конце октября 2015 года от главы Партизанского района поступило устное указание о подготовке документов для организации и проведения аукциона на приобретение готового объекта — здания под размещение детского садика, проектной мощность на 75 человек. При попытке проанализировать рынок аналогичной недвижимости объектов, схожих с тем, что планировалось к приобретению, обнаружено не было. Других объектов строительства, удовлетворяющих условиям контракта в Партизанском районе, нет.

На момент публикации сообщения о проведении аукциона в электронной форме строительство детского сада вместимостью не менее 75 мест завершено не было.

Вышеназванные обстоятельства, установленные антимонопольным органом и подтвержденные судами двух инстанций, свидетельствуют о том, что администрация и ООО «ПСК» достигли соглашения, связанного с приобретением объекта недвижимости, строительство которого не было закончено к моменту проведения аукциона по его приобретению, а также с получением определенной суммы субсидий (из расчета одно детское место — 880 000 рублей) для выкупа конкретного здания, строительство которого не завершено.

В этой связи антимонопольный орган и суды верно признали, что данное соглашение между администрацией и ООО «ПСК» на стадии строительства детского сада и на стадии проведения аукциона создали на рынке общестроительных работ необоснованные преимущества обществу, что в последующем позволило ООО «ПСК» стать единственным участником аукциона и заключить муниципальный контракт по продаже администрации указанного здания по максимальной цене контракта.

Суды также мотивированно посчитали, что вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о направленности действий — приобрести конкретное здание, принадлежащее ООО «ПСК», об отсутствии у администрации желания привлечь наибольшее количество участников, о создании администрацией необоснованных преимуществ ООО «ПСК» при осуществлении хозяйственной деятельности, связанной со строительством и последующей продажей здания, пригодного для размещении детского сада, в 2015 году для нужд муниципального пользования и, как следствие, о недопущении конкуренции на названном рынке.

Доводы общества и администрации, изложенные в кассационных жалобах, по существу, сводятся к несогласию с данными выводами судов. Между тем в силу требований статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации переоценка установленных обстоятельств и имеющихся в деле доказательств не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Кроме того, в пункте 9 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2016, разъяснено, что факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключения в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством, включая требования к форме и содержанию сделок, и может быть доказан, в том числе с использованием совокупности иных доказательств, в частности фактического поведения хозяйствующих субъектов.

Суды исследовали имеющую совокупность доказательств, фактическое поведение сторон, дали им оценку на предмет того, что аукцион носил формальный характер, действия администрации и общества подтверждают намерение администрации приобрести конкретное здание у общества, а также намерение общества участвовать в аукционе по его приобретению в отсутствие у него готового объекта (предмета аукциона).

Не могут быть учтены и доводы заявителей кассационных жалоб о недоказанности влияния достигнутого соглашения на ограничение конкуренции на рынке общестроительных работ.

Заявителям кассационных жалоб вменяется соглашение, которое привело к ограничению доступа на товарный рынок общестроительных работ других хозяйствующих субъектов. По существу, достигнутое антиконкурентное соглашение привело к ограничению конкуренции по такому его признаку, содержащемуся в пункте 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции, как возможность для участников соглашения в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара, установив иной по сравнению с законодательством порядок обращения этого товара, исключению допуска других хозяйствующих субъектов (потенциальных участников данного товарного рынка) к поставке готового строительного объекта через участие в конкурсных процедурах, установленных Законом о контрактной системе.

4. Оспаривание действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления

4.1. Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 07 июля 2017 г. по делу № А58-5334/2016 решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 23 декабря 2016 года по делу № А58-5334/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2017 года по тому же делу оставлено без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Как установлено судом открытое акционерное общество «Якутская топливно-энергетическая компания» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) к Окружной администрации города Якутска (далее — администрация), Департаменту градостроительства Окружной администрации города Якутска, Управлению государственного строительного и жилищного надзора Республики Саха (Якутия), Управлению архитектуры и градостроительной политики Окружной администрации города Якутска, прокуратуре Республики Саха (Якутия) (далее — прокуратура) с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании незаконным бездействия, выразившегося в нерассмотрении указанными органами в установленные сроки обращений общества.

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 23 декабря 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2017 года, бездействие администрации и Управления государственного строительного и жилищного надзора Республики Саха (Якутия), выразившееся в нерассмотрении в установленный срок жалобы общества, признано незаконным. В остальной части требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, заявитель просит состоявшиеся по делу судебные акты отменить и удовлетворить заявленные требования, ссылаясь на нарушение судами норм материального права.

В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает, что избранный судебными инстанциями способ устранения нарушения его прав и законных интересов не приведет к их фактическому восстановлению.

Как установлено судами и следует из материалов дела, ООО "ЯкутСтройСити", на принадлежащем ему на праве собственности земельном участке с кадастровым номером 14:36:104015:783, площадью 2 235 кв. м, расположенном в г. Якутске, ул. Петра Алексеева, 89, приступило к строительству административного здания.

Смежный землепользователь общество, на земельном участке которого расположена автозаправочная станция, ссылаясь на строительство здания в пределах санитарно-защитной зоны, обратилось к заинтересованным лицам с заявлениями об инициировании последними обращений в суд с требованиями о сносе строящегося объекта, устранении нарушений требований действующего законодательства, предотвращения угрозы причинения вреда и привлечения застройщика к ответственности.

Бездействие указанных органов, выразившееся в нерассмотрении данных обращений, общество оспорило в суд.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в соответствии с полномочиями, предоставленными статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 9, 10, 12 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», суд удовлетворил заявленные к Управлению государственного строительного и жилищного надзора Республики Саха (Якутия) и Окружной администрации города Якутска требования, установив факт несвоевременного рассмотрения адресованных им обращений и информирования общества о его результатах.

В удовлетворении требований общества об оспаривании бездействия прокуратуры судом было отказано, по мотиву того, что данное обстоятельство не нашло своего подтверждения в судебном заседании. При этом суд исходил из того, что принятое прокуратурой по результатам рассмотрения обращения общества от 11.08.2016 решение о направлении уполномоченному органу для рассмотрения по существу, оформленное письмом от 26.08.2016 № 1р-2016/36, принято в пределах установленных законом полномочий и в порядке, предусмотренном статьей 10 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», Инструкцией о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной Приказом Генпрокуратуры России от 30 января 2013 года №45.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, что фактически по существу заявления общества рассмотрены заинтересованными лицами, суд первой инстанции в силу положений пункта 3 части 5 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в целях восстановления нарушенных прав общества в качестве надлежащего способа защиты лишен был возможности возложить на них обязанность по рассмотрению заявлений по существу.

Отказ суда в возложении на заинтересованных лиц испрашиваемых заявителем восстановительных мер, суть сводящихся к понуждению к проведению проверочных мероприятий деятельности застройщика, инициировании судебных исков о сносе строящегося объекта, мотивирован недопустимостью ограничения возможности реализации административных функций, вмешательством в разрешение вопросов относящиеся к компетенции того или иного органа, осуществляющего публичные полномочия.

Апелляционный суд согласился с позицией нижестоящего суда.

Указанные выводы судами сделаны, исходя из фактических обстоятельств дела, при правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы заявителя о том, что принятие оспариваемых судебных актов не привело к восстановлению его нарушенных прав несостоятельны.

Обращаясь в суд, заявляя о нарушении своих прав строительством спорного объекта в охранной зоне принадлежащей ему автозаправочной станции заявитель очевидно преследовал цель прекращения строительства в непосредственной близости от АГЗС, о чем недвусмысленно свидетельствует адресованное прокуратуре требование об обращении в суд с иском о сносе строящегося объекта в защиту интересов неопределенного круга лиц.

Вместе с тем общество, являясь смежным землепользователем, права которого непосредственно затрагиваются действиями застройщика, начавшего строительство объекта в санитарно-защитной зоне АГЗС, реализовав право на обращение в контролирующие органы, вправе избрать иной способ защиты нарушенного права, в том числе право на обращение в суд с соответствующим иском.

Выводы арбитражных судов постановлены при правильном применении норм права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

5. Соблюдение требований законодательства о контрактной системе:

5.1. Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 июля 2017 г. по делу № А58-4190/2016 решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 03 ноября 2016 года по делу № А58-4190/2016 и постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 февраля 2017 года по тому же делу оставлено без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Судом установлено, что общество с ограниченной ответственностью «Институт национальных торгов» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с заявлением к администрации городского поселения «поселок Чульман» (далее — администрация) о признании незаконными действий (бездействия), выразившихся в утверждении документации по закупке № 0116300037516000061 (определение поставщика, подрядчика, исполнителя) с нарушением законодательства Российской Федерации, поскольку в аукционной документации заказчика не указано условие о том, что участник не должен являться офшорной компанией в соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 31 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Федеральный закон № 44-ФЗ).

Решением Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 03 ноября 2016 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 10 февраля 2017 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить обжалуемые судебные акты, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований общества.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности обществом того, что оно является заинтересованным лицом, чьи субъективные права нарушены утверждением администрацией аукционной документации как в целом, так и в части отсутствия в документации предусмотренного пунктом 10 части 1 статьи 31 Федерального закона № 44-ФЗ требования; законодательством не предоставлено участнику аукциона права на оспаривание положений аукционной документации в судебном порядке. Также общество в нарушение требований статьи 199 АПК РФ не обосновало и не представило доказательств того, что удовлетворение заявленного требования приведет к восстановлению какого-либо права (законного интереса) общества.

Проверив в порядке, установленном главой 35 АПК РФ, в пределах доводов кассационной жалобы правильность применения Арбитражным судом Республики Саха (Якутия) и Четвертым арбитражным апелляционным судом норм материального права и соблюдение норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права к установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 105 Федерального закона № 44-ФЗ любой участник закупки, а также осуществляющие общественный контроль общественные объединения, объединения юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации имеют право обжаловать в судебном порядке или в порядке, установленном настоящей главой, в контрольный орган в сфере закупок действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, уполномоченного учреждения, специализированной организации, комиссии по осуществлению закупок, ее членов, должностных лиц контрактной службы, контрактного управляющего, оператора электронной площадки, если такие действия (бездействие) нарушают права и законные интересы участника закупки.

Из положений части 1 статьи 198, части 4 статьи 200 АПК РФ, пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» для удовлетворения заявления требований о признании незаконными действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, необходимо наличие совокупности двух условий: несоответствие оспариваемых действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту, а также нарушение такими действиями (бездействием) прав и законных интересов заявителя.

В силу части 1 статьи 4 АПК РФ обращение лица в суд должно преследовать цель защиты его нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, а заявление о признании действий (бездействия) незаконными в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 199 АПК РФ должно содержать указание на права и законные интересы, которые, по мнению заявителя, нарушаются оспариваемым действием (бездействием).

По правилу распределения бремени доказывания, установленному частью 1 статьи 65 АПК РФ, каждое участвующее в деле лицо должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Лица, участвующие в деле, представляют доказательства (статья 66 АПК РФ) и несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (статья 9 АПК РФ).

Правомерно отказывая обществу в удовлетворении заявленного требования, суды обоснованно руководствовались указанными нормами процессуального права и положениями Федерального закона № 44-ФЗ.

Установив, что общество как участник закупки вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением, суды, вместе с тем, пришли к правильному выводу о том, что нарушение прав и законных интересов заявителя не должно носить теоретического, предполагаемого характера и должно подтверждаться представленными в материалы дела доказательствами.

Как обоснованно указали суды первой и апелляционной инстанций, обществом не представлено доказательств того, что отсутствие в аукционной документации администрации предусмотренного пунктом 10 части 1 статьи 31 Федерального закона № 44-ФЗ критерия нарушило права и законные интересы общества как участника такой закупки, равно как и доказательства того, что к участию в данном аукционе допущено, либо его победителем признано лицо, не соответствующее установленному приведенной нормой Федерального закона № 44-ФЗ критерию.

Общество также не представило доказательств того, что оно являлось участником закупки № 0116300037516000061 и подавало заявку либо на него в соответствии с нормами действующего законодательства возложены обязанности по осуществлению общественного контроля.

Доводы общества о том, что его права могли быть нарушены в случае подачи заявки на участие в указанной закупке, документация в отношении которой утверждена с нарушением требований Федерального закона № 44-ФЗ, не свидетельствуют о реальном нарушении прав и законных интересов общества.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о недоказанности обществом наличия у него статуса заинтересованного лица, чьи субъективные права нарушены оспариваемыми действиями (бездействием) заказчика. Указанное обстоятельство в силу приведенных выше положений АПК РФ и статьи 105 Федерального закона № 44-ФЗ является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

5.2. Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28 сентября 2017 г. по делу № А78-15673/2016 решение Арбитражного суда Забайкальского края от 22 марта 2017 года по делу № А78-15673/2016, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2017 года по тому же делу оставлено без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Как установлено судом общество с ограниченной ответственностью «ИНЖЭК-Альянс» (далее — истец, ООО «ИНЖЭК-Альянс»,) обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с исковым заявлением к государственному казенному учреждению «Служба единого заказчика» Забайкальского края (далее — ответчик, ГКУ "Служба единого заказчика" Забайкальского края) о признании недействительными торгов на право заключения государственного контракта: выполнение комплекса работ по строительству жилых домов (на условиях «под ключ») для обеспечения жилыми помещениями граждан по переселению из аварийного жилищного фонда в гп. «Могзонское» Забайкальского края для нужд ГКУ «Служба единого заказчика"» Забайкальского края.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 22 марта 2017 года, оставленным без изменения постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2017 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ООО «ИНЖЭК-Альянс» обратилось в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой в обоснование доводов ссылается на незаконность и необоснованность обжалуемых судебных актов, указывает на несоответствие фактическим обстоятельствам дела выводов судов об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований. Ссылаясь на нарушения Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» при проведении торгов на право заключения государственного контракта, истец просит судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Проверив в порядке, предусмотренном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального права и норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также с учетом доводов, содержащихся в кассационной жалобе и отзывах на нее, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 14.06.2016 на официальном сайте единой информационной системы (далее — ЕИС) размещено извещение № 0891200000616000487 о проведении аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта: Выполнение комплекса работ по строительству жилых домов (на условиях «под ключ») для обеспечения жилыми помещениями граждан по переселению из аварийного жилищного фонда в гп. «Могзонское» Забайкальского края для нужд ГКУ «Служба единого заказчика» Забайкальского края (Заказчик). Место выполнения строительных работ: Забайкальский край, Хилокский район, гп. Могзонское, мкр. Северный. Организация, осуществляющая размещение — ГКУ "Забайкальский центр государственных закупок".

Согласно протоколу подведения итогов аукциона победителем признано ООО "Инжэк-Альянс", предложившее наиболее низкую цену контракта. Заявка второго участника закупки — ООО "Крол" также признана соответствующей требованиям аукционной документации.

С 13.07.2016 между сторонами заключаемого контракта в порядке статьи 70 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе) началась процедура заключения контракта. Заказчиком в адрес ООО "Инжэк-Альянс" был направлен проект контракта.

Обществом проект контракта дважды отклонялся, в связи с чем 28.07.2016 комиссией государственного заказчика победитель аукциона признан уклонившимся от заключения контракта и 29.07.2016 заказчик отказался от заключения контракта.

ООО "Инжэк-Альянс" обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о признании торгов недействительными, ссылаясь на нарушения Закон о контрактной системе.

Отказывая в удовлетворении иска, суды двух инстанций признали требования истца необоснованными.

Изучив материалы дела, суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

В силу статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации, торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в течение одного года со дня проведения торгов. Торги могут быть признаны недействительными в случае, если: кто-либо необоснованно был отстранен от участия в торгах; на торгах неосновательно была не принята высшая предложенная цена; продажа была произведена ранее указанного в извещении срока; были допущены иные существенные нарушения порядка проведения торгов, повлекшие неправильное определение цены продажи; были допущены иные нарушения правил, установленных законом. Признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги, и применение последствий, предусмотренных статьей 167 Кодекса.

В соответствии с пунктом 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 № 101 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства» при рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов.

Таким образом, обращаясь с иском о признании недействительными торгов и заключенного по итогам таких торгов договора, истец должен доказать нарушение порядка проведения торгов, наступление или возможность наступления вследствие такого нарушения порядка установленных законом последствий, а также наличие защищаемого права или законного интереса истца.

При рассмотрении спора, судами не установлено обстоятельств, которые бы свидетельствовали о допущенных организатором проведения торгов нарушениях, на которые указывает истец.

В том числе судами не установлено нарушений в связи с включением в условия контракта пунктов 6.2.29, 11.3, предусматривающих обязательство о привлечении подрядчиком к исполнению контракта субподрядчиков, соисполнителей из числа субъектов малого предпринимательства, социально ориентированных некоммерческих организаций; условие об ответственности за не привлечение таких субподрядчиков, соисполнителей. Как правильно указано судами, данные пункты включены на основании положений частей 5 и 6 статьи 30 Закона о контрактной системе. Соответственно все участники аукциона при подаче своих заявок на участие могли ознакомиться с условиями контракта и в случае не согласия с ними отказаться от участия в аукционе.

Кроме того, данные доводы истца были предметом оценки Арбитражного суда Забайкальского края при рассмотрении дела № А78-10958/2016, решение от 23.11.2016 вступило в законную силу.

Доводы истца о том, что указанное в электронном аукционе обоснование начальной (максимальной) цены контракта не содержит порядка определения и расчета стоимости видов работ, предусмотренных объектом закупки (проектные работы не являлись объектом закупки, что является, по мнению общества, нарушением статьи 22 Закона о контрактной системе), также обоснованно отклонены судами со ссылкой на пункты 1, 12 статьи 22, подпункт 1 пункта 1 статьи 64 Закона о контрактной системе, в соответствии с которыми организатором торгов в аукционную документацию включено условие о применении расчетного метода при определении начальной (максимальной) цены контракта и обоснование невозможности применения метода сопоставимых рыночных цен (анализа рынка), нормативного, тарифного, проектно-сметного и затратного методов.

Таким образом, как правильно указали суды, принимая решение об участии в аукционе на предложенных заказчиком условиях, предлагая свою цену контракта, истец должен был ознакомиться с размещенными условиями выполнения работ, установить, что в предложенную цену контракта включены, в том числе, и расходы генерального подрядчика на приобретении проектно-сметной документации. Следовательно, истец, предлагая свою цену контракта, которая значительно меньше начальной (максимальной) цены контракта, заведомо знал об условиях аукционной документации, в том числе о необходимости приобретения проектно-сметной документации. В случае несогласия с предложенной ценой контракта общество имело право не участвовать в конкурсе.

Судами исследованы и признаны необоснованными доводы истца о том, что в нарушение пункта 3.1 Положения об организации строительства объектов "под ключ", утвержденного постановлением Госстроя СССР от 10.11.1989 № 147, у ответчика на дату размещения закупки отсутствовала проектная документация, а также документы на земельные участки для строительства жилья.

Как установлено судами, согласно пункту 6.2.4 проекта государственного контракта, а также в силу пункта 3 Технического задания, именно в обязанность генерального подрядчика входит получение в установленном порядке градостроительного плана земельного участка, приобретение проектной и рабочей документации с положительным заключением государственной экспертизы проекта.

В условия проекта государственного контракта также включено требование в течение 30 дней с момента заключения контракта оформить в безвозмездное пользование земельные участки для строительства объектов.

Судами не установлено нарушений правил, установленных законом (Законом о контрактной системе № 44-ФЗ, О защите конкуренции № 53-ФЗ, Земельным кодексом, Градостроительным кодекса, Гражданским кодексом и пр.), при проведении обжалуемых торгов.

Как верно указали суды, истец, подавший заявку на участие в конкурсе, был ознакомлен с материалами конкурсной документации, проектом государственного контракта и в соответствии со статьей 43 Закона о контрактной системе был вправе изменить или отозвать заявку на участие в конкурсе, однако указанным правом не воспользовался, взяв на себя обязательство по заключению контракта по результатам конкурса на предложенных условиях в соответствии с требованиями конкурсной документации.

Довод истца о том, что проведение обжалуемых торгов носило фиктивный характер, так как, на дату публикации аукционной документации и извещения о проведении электронного аукциона на право заключения спорного государственного контракта, земельный участок с кадастровым номером 75:20:260106:47 был передан в безвозмездное пользование другому участнику аукциона — ООО "Крол", обоснованно не приняты судами во внимание и отклоняется судом округа.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, земельные участки, сформированные в рамках реализации мероприятий программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, в том числе в пгт. Могзон и в микрорайоне Северный, расположены в предполагаемом месте строительства жилых домов с площадью достаточной для размещения необходимого количества жилых домов.

ООО "Крол" в безвозмездное пользование были предоставлены земельные участки в микрорайоне Северный в соответствии с государственным контрактом от 23.05.2016 N Ф.2016.85845, заключенным в рамках реализации III этапа программы. Учитывая площадь данных земельных участком, планировалось перераспределение данных земельных участком и дальнейшее предоставление вновь образованных земельных участков под строительство в рамках IV этапа программы, по которому и проводился спорный аукцион.

Таким образом, доводы кассационной жалобы были предметом исследования судов двух инстанций и по существу направлены на переоценку доказательств и установленных судом фактических обстоятельств, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции, учитывая предусмотренные статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пределы его компетенции.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, арбитражный суд округа не установил.

2