14.11.2017 11:51 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

ОБЗОР правоприменительной практики за второй квартал 2017 года

Приложение

к распоряжению администрации

Назаровского района

от _____________20 г. № ___

ОБЗОР

правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, других органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений

за второй квартал 2017 года

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 6 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» одной из основных мер профилактики коррупции является рассмотрение в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, органах местного самоуправления, других органах, организациях, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, не реже одного раза в квартал вопросов правоприменительной практики по результатам вступивших в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) указанных органов, организаций и их должностных лиц в целях выработки и принятия мер по предупреждению и устранению причин выявленных нарушений;

Во исполнение вышеназванной нормы в администрации Назаровского района были рассмотрены следующие судебные решения за 2 квартал 2017 года (по данным ГАС «Правосудие», информационная система «Консультант-Плюс»).

1. Соблюдение требований законодательства о муниципальной службе:

1.1. Решением Козельского районного суда Калужской области от 05.05.2017, вступившего в законную силу 16.05.2017 Левкина Н.В. признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 292 УК РФ /по эпизоду совершения преступления от 10 ноября 2015 года/, ч. 1 ст. 292 УК РФ /по эпизоду совершения преступления от 09 февраля 2016 года.

Судом установлено, Левкина Н.В. совершила служебный подлог, то есть внесение муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 УК РФ), а также служебный подлог, то есть внесение муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 УК РФ).

В соответствии с Приказом Главы администрации ГП «Город Козельск» № от 17 октября 2012 года Левкина Н.В. назначена на должность муниципальной службы, относящейся к старшей группе должностей, «ведущий специалист» по комплексному развитию, вопросам ГО и ЧС с 17 октября 2012 года

В соответствии с Приказом Главы администрации ГП «Город Козельск» № от 01 апреля 2013 года Левкина Н.В. переведена на должность главного специалиста по градостроительной деятельности отдела по управлению муниципальной собственностью и комплексному развитию администрации ГП «Город Козельск».

В соответствии со ст. 12 Федерального закона № 25-ФЗ от 02 марта 2007 года «О муниципальной службе Российской Федерации» муниципальный служащий обязан: соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, устав муниципального образования и иные муниципальные правовые акты и обеспечивать их исполнение; исполнять должностные обязанности в соответствии с должностной инструкцией; соблюдать при исполнении должностных обязанностей права, свободы и законные интересы человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств, а также права и законные интересы организаций; соблюдать установленные в органе местного самоуправления, аппарате избирательной комиссии муниципального образования правила внутреннего трудового распорядка, должностную инструкцию, порядок работы со служебной информацией; поддерживать уровень квалификации, необходимый для надлежащего исполнения должностных обязанностей; беречь государственное и муниципальное имущество, в том числе предоставленное ему для исполнения должностных обязанностей; соблюдать ограничения, выполнять обязательства, не нарушать запреты, которые установлены настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами;

Согласно должностной инструкции муниципального служащего — главного специалиста по земельным отношениям и градостроительной деятельности отдела по управлению муниципальной собственностью и комплексному развитию администрации городского поселения «Город Козельск» в должностные обязанности Левкиной Н.В. входит выполнение поручений и распоряжений Главы администрации и начальника отдела, ведение реестра (градостроительной деятельности и земельным отношениям), ведение работы по формированию и ведению архива (градостроительной деятельности и земельным отношениям); выдача разрешений на перепланировку и переустройство зданий и сооружений; организация и участие в комиссиях по обслуживанию технического состояния зданий и сооружений на территории города; подготовка проектов постановлений по всем вопросам земельных отношений и градостроительной деятельности; ведение работы с юридическими и физическими лицами по разъяснению вопросов, касающихся градостроительной деятельности и земельных отношений (консультации, выдача справок, рассмотрение заявлений, выезд на место по спорным вопросам); организация работы по формированию документации и отводу земельных участков под строительство объектов муниципальной собственности; обеспечение предоставления в МНС РФ по Козельскому району по земельному налогу.

10 ноября 2015 года в период времени с 08 часов 00 минут до 18 часов 00 минут Левкина Н.В., находясь на рабочем месте в помещении кабинета отдела по управлению муниципальной собственностью и комплексному развитию администрации ГП «Город Козельск» по адресу: <адрес>, имея иную личную заинтересованность, с целью оказать содействие в предоставлении Т. в аренду земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес>, для размещения кафе, площадью 120,0 квадратных метров, в нарушение процесса предоставления в аренду земельных участков, без проведения торгов в форме аукциона, умышленно, в нарушение своей должностной инструкции, утвержденной Распоряжением администрации ГП «Город Козельск» от 31 января 2014 года № 06а лс, а также ст.ст. 10, 12 Федерального закона № 25-ФЗ от 02 марта 2007 года «О муниципальной службе Российской Федерации», ст.ст. 22, 39.1, 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации, ст.ст. 434, 606, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, осознавая противоправность своих действий, собственноручно изготовила договор аренды земельного участка № 4 от 10 ноября 2015 года, предоставляющий право пользования земельным участком и являющийся официальным документом, в который внесла заведомо ложные и не соответствующие действительности сведения о том, что администрация городского поселения «Город Козельск» предоставляет в аренду Тимофееву О.С. земельный участок с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес>, для размещения кафе, площадью 120,0 квадратных метров, а также в указанном договоре аренды земельного участка собственноручно изготовила подложную подпись от имени главы администрации городского поселения «Город Козельск» Козловой Н.С., придав ему, таким образом, статус официального документа.

В продолжение своего преступного умысла, направленного на внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, Левкина Н.В., находясь в вышеуказанное время и месте, имея иную личную заинтересованность, с целью оказать содействие в предоставлении Т. в аренду земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес>, для размещения кафе, площадью 120,0 квадратных метров, в нарушение процедуры предоставления в аренду земельных участков, без проведения торгов в форме аукциона, умышленно, в нарушение своей должностной инструкции, утвержденной Распоряжением администрации ГП «Город Козельск» от 31 января 2014 года № 06а лс, а также ст.ст. 10, 12 Федерального закона № 25-ФЗ от 02 марта 2007 года «О муниципальной службе Российской Федерации», ст.ст. 22, 39.1, 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации, ст.ст. 434, 606, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, осознавая противоправность своих действий, собственноручно изготовила акт приема-передачи земельного участка в аренду от 10 ноября 2015 года, являющийся официальным документом и предоставляющий право пользования земельным участком, в который внесла заведомо ложные и не соответствующие действительности сведения о том, что администрация городского поселения «Город Козельск» предоставляет в аренду Т. земельный участок с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес>, для размещения кафе, площадью 120,0 квадратных метров, а также в указанном акте приема-передачи земельного участка собственноручно изготовила подложную подпись от имени главы администрации городского поселения «Город Козельск» Козловой Н.С., придав ему, таким образом, статус официального документа.

Также, 09 февраля 2016 года в период времени с 08 часов 00 минут до 18 часов 00 минут Левкина Н.В., находясь на рабочем месте в помещении кабинета отдела по управлению муниципальной собственностью и комплексному развитию администрации ГП «Город Козельск» по адресу: <адрес>, имея иную личную заинтересованность, с целью оказать содействие в предоставлении Г. в аренду земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес> в 150 метрах по направлению на юго — восток от <адрес>, разрешенное использование — склады, площадью 1000,0 квадратных метров, в нарушение процедуры предоставления в аренду земельных участков, без проведения торгов в форме аукциона, умышленно, в нарушение своей должностной инструкции, утвержденной Распоряжением администрации ГП «Город Козельск» от 31 марта 2014 года № 06а лс, а также ст.ст. 10, 12 Федерального закона № 25-ФЗ от 02 марта 2007 года «О муниципальной службе Российской Федерации», ст.ст. 22, 39.1, 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации, ст.ст. 434, 606, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, осознавая противоправность своих действий, собственноручно изготовила договор аренды земельного участка № 9 от 09 февраля 2016 года, предоставляющий право пользования земельным участком и являющийся официальным документом, в который внесла заведомо ложные и не соответствующие действительности сведения о том, что администрация городского поселения «Город Козельск» предоставляет в аренду Г., земельный участок с кадастровым номером №, расположенный по адресу (имеющий адресные ориентиры): <адрес> в 150 метрах по направлению на юго — восток от <адрес>, разрешенное использование — склады, площадью 1000,0 квадратных метров, после чего в указанном договоре аренды земельного участка собственноручно изготовила подложную подпись от имени главы администрации городского поселения «Город Козельск» Козловой Н.С., придав ему, таким образом, статус официального документа.

В продолжение своего преступного умысла, направленного на внесение в официальные документы заведомо ложных сведений, Левкина Н.В., находясь в вышеуказанное время и месте, имея иную личную заинтересованность, с целью оказать содействие в предоставлении Г. в аренду земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу (имеющего адресные ориентиры): <адрес> в 150 метрах по направлению на юго — восток от <адрес>, разрешенное использование — склады, площадью 1000,0 квадратных метров, в нарушение процедуры предоставления в аренду земельных участков, без проведения торгов в форме аукциона, умышленно, в нарушение своей должностной инструкции, утвержденной Распоряжением администрации ГП «Город Козельск» от 31 января 2014 года № 06а лс, а также ст.ст. 10, 12 Федерального закона № 25-ФЗ от 02 марта 2007 года «О муниципальной службе Российской Федерации», ст.ст. 22, 39.1, 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации, ст.ст. 434, 606, 609 Гражданского кодекса Российской Федерации, осознавая противоправность своих действий, собственноручно изготовила акт приема — передачи земельного участка в аренду от 09 февраля 2016 года, являющийся официальным документом и предоставляющий право пользования земельным участком, в который внесла заведомо ложные и не соответствующие действительности сведения о том, что администрация городского поселения «Город Козельск» предоставляет Г. в аренду земельный участок с кадастровым номером №, расположенный по адресу (имеющий адресные ориентиры): <адрес> в 150 метрах по направлению на юго — восток от <адрес>, разрешенное использование — склады, площадью 1000,0 квадратных метров, а также в указанном акте приема — передачи земельного участка собственноручно изготовила подложную подпись от имени главы администрации городского поселения «Город Козельск» Козловой Н.С., придав ему, таким образом, статус официального документа.

Исходя из вышеизложенного суд пришел к выводу, что обвинение в совершении преступлений, предусмотренных по ч. 1 ст. 292 УК РФ /по эпизоду совершения преступления от 10 ноября 2015 года/ — служебный подлог, то есть внесение муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 УК РФ); по ч. 1 ст. 292 УК РФ /по эпизоду совершения преступления от 09 февраля 2016 года/ — служебный подлог, то есть внесение муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 УК РФ), с которым согласилась подсудимая Левкина Н.В. обосновано и подтверждается собранными по делу доказательствами.

1.2. Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда апелляционным определением от 16 мая 2017 г. отменила Решение Новоспасского районного суда Ульяновской области от 06 февраля 2017 года и обязала главу муниципального образования «Безводовское сельское поселение» изменить формулировку основания увольнения главы администрации муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Кузоватовского района Ульяновской области Зиньковой И*** Ю*** в распоряжении № 5 от 16 декабря 2016 года «в связи с отставкой по собственному желанию» на формулировку основания увольнения «в связи с утратой доверия».

Прокурор Кузоватовского района Ульяновской области, действуя в защиту интересов Российской Федерации, муниципального образования «Безводовское сельское поселение», прав и законных интересов неопределенного круга лиц, обратился в суд с иском к главе муниципального образования «Безводовское сельское поселение» о возложении обязанности по изменению формулировки основания увольнения главы администрации муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Кузоватовского района Ульяновской области Зиньковой И.Ю. В обоснование иска указал, что в ходе прокурорской проверки, проведенной в марте 2016 года, в действиях главы муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Кузоватовского района Ульяновской области были выявлены нарушения требований федерального законодательства о противодействии коррупции и муниципальной службе, которые явились поводом для обращения в суд с соответствующим иском. Вступившим в законную силу решением Новоспасского районного суда Ульяновской области от 12 сентября 2016 года установлено, что главой администрации муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Кузоватовского района Ульяновской области допущены нарушения законодательства о противодействии коррупции и о муниципальной службе, выразившиеся в непринятии мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов; на главу муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Зонтову Н.Б. возложена обязанность расторгнуть контракт с Зиньковой И.Ю. о назначении на должность главы администрации названного муниципального образования в связи с утратой доверия. Однако распоряжением главы муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Зонтовой Н.Б. № 5 от 16 декабря 2016 года полномочия главы администрации муниципального образования «Безводовское сельское поселение» Зиньковой И.Ю. были прекращены в связи с отставкой по собственному желанию по п. 2 ч. 10 ст. 37 Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Вместе с тем в силу ч. 2.3 ст. 14.1 Федерального закона от 02 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» непринятие Зиньковой И.Ю., являющейся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим ее обязательное увольнение с муниципальной службы в связи с утратой доверия.

Решением Новоспасского районного суда Ульяновской области от 06 февраля 2017 года в удовлетворении иска прокурора Кузоватовского района Ульяновской области отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований прокурора Кузоватовского района Ульяновской области, суд первой инстанции исходил из того, что на дату увольнения Зиньковой И.Ю. с муниципальной службы по собственному желанию (12 декабря 2016 года) у представителя нанимателя отсутствовали основания для увольнения Зиньковой И.Ю. в связи с утратой доверия, поскольку указанное выше решение Новоспасского районного суда Ульяновской области еще не вступило в законную силу; увольнение Зиньковой И.Ю. по собственному желанию было ее добровольным волеизъявлением и свидетельствует об урегулировании конфликта интересов; изменение формулировки основания увольнения допускается только при разрешении индивидуального трудового спора о восстановлении на работе.

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда указала, что данные выводы суда основаны на неправильном применении норм материального права, что в силу ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены судебного решения.

Правовую основу привлечения государственных и муниципальных служащих к дисциплинарной ответственности в связи с совершением коррупционных проступков составляют Федеральный закон от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее – Федеральный закон № 273-ФЗ), другие нормативные правовые акты, устанавливающие правовое положение (статус) муниципальных служащих, а также основания и порядок применения к ним мер дисциплинарной ответственности.

Статья 10 Федерального закона № 273-ФЗ определяет конфликт интересов как ситуацию, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий).

Под личной заинтересованностью понимается возможность получения доходов в виде денег, иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод (преимуществ) лицом, указанным в части 1 статьи 10, и (или) состоящими с ним в близком родстве или свойстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей), гражданами или организациями, с которыми лицо, указанное в части 1 данной статьи, и (или) лица, состоящие с ним в близком родстве или свойстве, связаны имущественными, корпоративными или иными близкими отношениями.

В целях противодействия коррупции Федеральный закон № 273-ФЗ установил для лиц, замещающих должности муниципальной службы, запреты и обязанности, в частности, обязанность принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов, в письменной форме уведомить своего непосредственного начальника о возникшем конфликте или о возможности его возникновения, как только станет об этом известно (часть 1 и 2 статьи 11).

Неисполнение данной обязанности и запрета является коррупционным правонарушением, влекущим увольнение государственного и муниципального служащего с государственной или муниципальной службы (часть 6 статьи 11).

Понятие конфликта интересов и личной заинтересованности, установленные ст. 10 Федерального закона №273-ФЗ, используются также в целях Федерального закона от 02 марта 2007 года № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» (части 1 и 2 ст. 14.1 названного Федерального закона, далее – Федеральный закон № 25-ФЗ).

Как указано в ч. 2.1 ст. 14.1 Федерального закона № 25-ФЗ, предотвращение или урегулирование конфликта интересов может состоять в изменении должностного или служебного положения муниципального служащего, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке и (или) в его отказе от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов.

В силу ч. 2.3 ст. 14.1 Федерального закона № 25-ФЗ непринятие муниципальным служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение муниципального служащего с муниципальной службы.

За несоблюдение муниципальным служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции Федеральным законом № 25-ФЗ, Федеральным законом № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами, налагаются взыскания, предусмотренные статьей 27 Федерального закона №25-ФЗ (ч. 1 ст. 27.1 Федерального закона № 25-ФЗ).

Муниципальный служащий подлежит увольнению с муниципальной службы в связи с утратой доверия в случаях совершения правонарушений, установленных статьями 14.1 и 15 Федерального закона № 25-ФЗ (ч. 2 ст. 27.1 Федерального закона № 25-ФЗ).

Из приведенных положений закона прямо следует, что само по себе непринятие муниципальным служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию такого конфликта уже влечет увольнение муниципального служащего со службы в связи с утратой доверия.

Таким образом, выводы суда о том, что увольнение Зиньковой И.Ю. со службы по собственному желанию (в связи с отставкой) является правомерным, поскольку имело место до вступления в законную силу судебного решения, установившего с ее стороны непринятие мер по урегулированию конфликта интересов и возложившего на главу муниципального образования обязанность по увольнению Зиньковой И.Ю. со службы в связи с утратой доверия, основаны на неверном толковании норм материального права.

Оснований считать, что увольнение Зиньковой И.Ю. с муниципальной службы по собственному желанию свидетельствует об урегулировании конфликта интересов, не имеется, поскольку в силу приведенной выше ч. 2.1 ст. 14.1 Федерального закона № 25-ФЗ в случае с Зиньковой И.Ю. исходя из существа, совершенного ею коррупционного правонарушения (совершение действий, приведших к получению супругом на льготных условиях в собственность земель сельскохозяйственного назначения), урегулирование с ее стороны конфликта интересов должно было иметь иное выражение (отказ от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов).

Исходя из положений ч. 3 и ч. 3.1 ст. 14.1 Федерального закона № 25-ФЗ наличие неурегулированного конфликта интересов у муниципального служащего влечет безусловную обязанность руководителя данного муниципального служащего урегулировать такой конфликт, то есть принять исчерпывающие меры для исключения самой возможности злоупотреблений со стороны муниципального служащего и возникновения аналогичного конфликта в будущем.

2. О выполнении требований федерального законодательства о публичности и открытости деятельности органов местного самоуправления, бездействии должностных лиц

2. 1. Решением Куньинского районного суда Псковской области от 12 мая 2017 года, вступившего в законную силу 14.06.2017, удовлетворен иск прокурора Куньинского района Псковской области в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц к Администрации сельского поселения «Каськовская волость» Куньинского района Псковской области об обязании разместить установленные федеральным законодательством сведения в Сети Интернет.

В соответствии со ст.3 Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» одним из основных принципов противодействия коррупции является публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Согласно п.п. 1,2 ст. 4, ст. 10 Федерального закона от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» основными принципами обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления является открытость и доступность информации о их деятельности, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом; достоверность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и своевременность ее предоставления.

Органы местного самоуправления для размещения информации о своей деятельности используют сеть «Интернет», в которой создают официальные сайты с указанием адресов электронной почты, по которым пользователем информацией может быть направлен запрос и получена запрашиваемая информация.

Статьей 10 Федерального закона №8-ФЗ от 09.02.2009 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (далее по тексту ФЗ №8-ФЗ) установлен порядок по организации доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, размещаемой в сети «Интернет».

В соответствии со ст.ст. 28, 36 Бюджетного кодекса Российской Федерации принцип прозрачности (открытости) означает обязательное опубликование в средствах массовой информации утвержденных бюджетов и отчетов об их исполнении, полноту представления информации о ходе исполнения бюджетов, а также доступность иных сведений о бюджетах по решению законодательных (представительных) органов государственной власти, представительных органов муниципальных образований.

Согласно ч.6 ст. 52 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» подлежат официальному опубликованию проект местного бюджета, решение об утверждении местного бюджета, годовой отчет о его исполнении, ежеквартальные сведения о ходе исполнения местного бюджета и о численности муниципальных служащих органов местного самоуправления, работников муниципальных учреждений с указанием фактических затрат на их денежное содержание.

В ходе прокурорской проверки установлено, что по состоянию на 14.03.2017 года на официальном сайте Администрации сельского поселения «Каськовская волость» в сети Интернет отсутствует следующая информация:

информация о закупках товаров, работ, услуг для обеспечения муниципальных нужд в соответствии с законодательством Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (пп. «в» п. 2 ч.1 ст. 13 ФЗ № 8-ФЗ);

административные регламенты, стандарты муниципальных услуг (пп. «г» п. 2 ч.1 ст. 13 ФЗ № 8-ФЗ);

статистические данные и показатели, характеризующие состояние и динамику развития экономической, социальной и иных сфер жизнедеятельности, регулирование которых отнесено к полномочиям, органа местного самоуправления за 2016 год (пп. «а» п. 7 ч.1 ст. 13 ФЗ № 8-ФЗ);

обзоры обращений лиц, а также обобщенную информацию о результатах рассмотрения этих обращений и принятых мерах за 2016 год ( пп. «в» п. 9 ч.1 ст. 13 ФЗ № 8-ФЗ).

Вышеуказанные нарушения несовместимы с требованием об обеспечении доступа граждан к информации о деятельности органов местного самоуправления, закрепленным в ст.7 Федерального закона от 25.12.2008 №273-Ф3 «О противодействии коррупции», противоречат принципу обеспечения публичности и открытости деятельности органов местного самоуправления, создают предпосылки для коррупционных злоупотреблений.

Таким образом, отсутствие надлежащей информации о деятельности Администрации сельского поселения «Каськовская волость» нарушает права граждан, индивидуальных предпринимателей, а также юридических лиц, круг которых заранее определить невозможно, на получение сведений о деятельности органа местного самоуправления, что является недопустимым.

3. Соблюдение законодательства о защите конкуренции органами власти, органами местного самоуправления и их учреждениями

3.1. Определением Верховного Суда РФ от 30.06.2017 № 305-КГ17-2739 по делу № А40-77121/2016 требование Государственного унитарного предприятия города Москвы «Дирекция по эксплуатации зданий, инженерных сооружений и коммуникаций» (далее — предприятие, заявитель) удовлетворено, так как арендатор реализовал свое право на перезаключение договора аренды на новый срок до 01.07.2015 без торгов, оснований для неоднократного перезаключения арендаторами договоров аренды государственного и муниципального имущества, минуя конкурентные процедуры, предусмотренные ч. 1 ст. 17.1 ФЗ «О защите конкуренции», законом не предусмотрено.

Из материалов дела следует и установлено судами, что между обществом с ограниченной ответственностью «Фирма МС Консалтинг» (далее — общество, арендатор) и Департаментом городского имущества города Москвы (далее — департамент) 10.12.2004 был заключен договор аренды нежилого помещения, находящегося в собственности города Москвы и расположенного по адресу: г. Москва, Б. Серпуховская улица, дом 44, пом. 1, комн. 7 — 9, сроком действия с 01.10.2004 по 30.09.2009. Дополнительным соглашением от 23.12.2009 срок действия договора продлен до 01.07.2015.

За предприятием 05.09.2014 было зарегистрировано право хозяйственного ведения на помещение, расположенное по указанному адресу, и письмом от 31.03.2015 оно уведомило общество о расторжении договора аренды.

Не согласившись с указанными действиями, общество обратилось в антимонопольный орган с заявлением о нарушении предприятием антимонопольного законодательства, выразившегося в отказе в перезаключении на новый срок договора аренды помещения.

Решением УФАС по г. Москве от 17.02.2016 по делу № 1-17.1-1706/77-15 предприятие признано виновным в нарушении части 9 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции, Закон № 135-ФЗ), ввиду отказа в реализации права арендатора на заключение договора аренды помещения, расположенного по адресу: Москва, ул. Большая Серпуховская, дом 44, этаж 3, пом. 1, комн. 7 — 9, на новый срок.

Управление предписало предприятию в 10-дневный срок с момента получения предписания от 17.02.2016 заключить с обществом договор аренды помещения на новый срок при соблюдении арендатором условий, установленных частью 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

Не согласившись с вынесенными решением и предписанием, предприятие обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 20.06.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.08.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Арбитражный суд Московского округа постановлением от 15.12.2016 принятые по делу судебные акты оставил без изменения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что по истечении срока действия договора аренды государственного или муниципального имущества, принадлежащего на праве хозяйственного ведения государственному унитарному предприятию, арендодатель не вправе отказать арендатору, надлежащим образом исполнявшему свои обязанности, в заключении договора аренды на новый срок (если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации) без проведения конкурса, аукциона (при одновременном соблюдении условий о сроке и порядке определения размера арендной платы, предусмотренных частью 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции), за исключением случаев, прямо предусмотренных в части 10 статьи 17.1 Закона № 135-ФЗ.

Учитывая то обстоятельство, что общество являлось арендатором, надлежащим образом исполнявшим свои обязательства, у него отсутствовала задолженность по арендной плате за арендуемое имущество, начисленные неустойки (штрафы, пени) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды, и предприятием не принималось решение, предусматривающее иной порядок распоряжения имуществом, арендованным обществом, суды признали неправомерным отказ предприятия в заключении договора аренды на новый срок, а ненормативные акты УФАС по г. Москве — законными и обоснованными.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, предприятие ставит вопрос об отмене принятых по делу судебных актов в связи с неправильным применением судами норм материального права, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и публичных интересов.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Завьяловой Т.В. от 11.05.2017 кассационная жалоба предприятия вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации посчитала, что решение Арбитражного суда города Москвы от 20.06.2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.08.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.12.2016 по рассматриваемому делу подлежат отмене, а требования предприятия — удовлетворению в полном объеме по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), если иное не предусмотрено законом или договором аренды, арендатор, надлежащим образом исполнявший свои обязанности, по истечении срока договора имеет при прочих равных условиях преимущественное перед другими лицами право на заключение договора аренды на новый срок. Арендатор обязан письменно уведомить арендодателя о желании заключить такой договор в срок, указанный в договоре аренды, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок до окончания действия договора.

Особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества установлены статьей 17.1 Закона о защите конкуренции, которая введена Федеральным законом от 30.06.2008 № 108-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О концессионных соглашениях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В соответствии со статьей 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров, за исключением предоставления указанных прав на такое имущество в силу закона.

Таким образом, с момента вступления в силу статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров аренды на новый срок без проведения торгов, в том числе заключение дополнительных соглашений, увеличивающих срок действия данных договоров, является нарушением требований, предусмотренных названной нормой Закона № 135-ФЗ.

Коллегия судей Верховного Суда Российской Федерации посчитала несостоятельной ссылку на положения частей 9 и 10 статьи 17.1 Закона № 135-ФЗ, позволяющие, по мнению судов трех инстанций, арендатору преодолеть публичные процедуры торгов.

Частью 9 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предусмотрено, что по истечении срока договора аренды, указанного в частях 1 и 3 данной статьи, заключение такого договора на новый срок с арендатором, надлежащим образом исполнившим свои обязанности, осуществляется без проведения конкурса, аукциона, если иное не установлено договором и срок действия договора не ограничен законодательством Российской Федерации, при одновременном соблюдении следующих условий: размер арендной платы определяется по результатам оценки рыночной стоимости объекта, проводимой в соответствии с законодательством, регулирующим оценочную деятельность в Российской Федерации, если иное не установлено другим законодательством Российской Федерации; минимальный срок, на который перезаключается договор аренды, должен составлять не менее чем три года. Срок может быть уменьшен только на основании заявления арендатора.

Арендодатель не вправе отказать арендатору в заключении на новый срок договора аренды в порядке и на условиях, которые указаны в части 9 данной статьи, за исключением следующих случаев: принятие в установленном порядке решения, предусматривающего иной порядок распоряжения таким имуществом; наличие у арендатора задолженности по арендной плате за такое имущество, начисленным неустойкам (штрафам, пеням) в размере, превышающем размер арендной платы за более чем один период платежа, установленный договором аренды (часть 10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции).

Из приведенных положений следует, что части 9 и 10 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции предоставляют преимущество арендатору на заключение договора аренды государственного и муниципального имущества на новый срок перед другими лицами (наряду с иными, указанными в ней условиями) только в том случае, если предшествующий договор аренды был заключен в порядке, предусмотренном частями 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, то есть по результатам конкурса или аукциона.

При заключении договора на новый срок, в том числе при продлении срока действия договора путем подписания дополнительного соглашения, у сторон возникают новые правоотношения, которые в соответствии с частью 1 статьи 422 Гражданского кодекса должны соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим на момент их возникновения.

Такими правилами, наряду со статьей 17.1 Закона № 135-ФЗ, являлись положения части 4 статьи 53 Закона о защите конкуренции (в редакции Федерального закона, действовавшего до 01.07.2013), в соответствии с которыми до 01.07.2015 разрешалось заключение на новый срок без проведения конкурсов или аукционов договоров аренды, указанных в частях 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции и заключенных до 01.07.2008 с субъектами малого или среднего предпринимательства при условии отсутствия на момент заключения такого договора аренды на новый срок оснований для его досрочного расторжения, предусмотренных гражданским законодательством. При этом заключение предусмотренных данной нормой договоров аренды возможно на срок не более чем до 01.07.2015.

Таким образом, на всех остальных арендаторов данная преференция не распространялась и заключение на новый срок договоров аренды, ранее заключенных до 01.07.2008 вне процедуры торгов, было возможно только по правилам частей 1 и 3 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

В соответствии с Федеральным законом от 02.07.2013 № 144-ФЗ часть 4 статьи 53 Закона № 135-ФЗ утратила силу с 01.07.2013.

В настоящий момент заключение договоров на новый срок (которые были заключены до 1 июля 2015 года), предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества по правилам, предусмотренным частями 9 — 11 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции, допускается только в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, расположенных на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя (часть 4.1 статьи 53 Закона о защите конкуренции).

Таким образом, законодатель установил условия перезаключения на новый срок договоров аренды государственного и муниципального имущества, ограничив возможность заключения названных договоров без проведения публичных процедур, только для определенной категории субъектов предпринимательской деятельности.

Судами установлено и подтверждается материалами дела, что договор аренды от 10.12.2004 был заключен обществом без соблюдения публичных процедур до вступления в силу статьи 17.1 Закона о защите конкуренции.

Являясь субъектом малого предпринимательства, общество реализовало свое право на перезаключение договора аренды помещения на новый срок до 01.07.2015 без торгов, тем самым реализовав преимущества, установленные статьей 53 Закона N 135-ФЗ. Между тем оснований для неоднократного перезаключения арендаторами договоров аренды государственного и муниципального имущества, минуя конкурентные процедуры, предусмотренные частью 1 статьи 17.1 Закона о конкуренции, действующим законодательством не предусмотрено.

Учитывая вышеизложенное суд пришел к выводу, что действия предприятия по отказу в реализации права общества (арендатора) на заключение договора аренды помещения на новый срок являются законными и обоснованными.

4. Оспаривание действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления

4.1. Определение Верховного Суда РФ от 27.06.2017 № 303-ЭС17-7290 по делу № А04-8932/2016 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, поскольку суд пришел к правильному выводу, что ответчики не представили доказательств того, что до начала процедуры предоставления спорного участка в аренду ответчик имел предусмотренные законодательством основания для предварительного согласования предоставления земельного участка и получения его в аренду без проведения торгов.

Крестьянское (фермерское) хозяйство «Сумароковское» (далее — КФХ «Сумароковское») обратилось в Арбитражный суд Амурской области с иском к администрации Чесноковского сельсовета (далее — Администрация), крестьянскому (фермерскому) хозяйству «Чесноковское» (далее — КФХ «Чесноковское») о признании недействительным заключенного ответчиками договора аренды от 20.05.2016 № 8, об обязании КФХ «Чесноковское» возвратить полученный по указанному договору аренды земельный участок с кадастровым номером 28:18:021011:28 в распоряжение муниципального образования «Чесноковский сельсовет Михайловского района Амурской области» (далее — муниципальное образование).

Арбитражный суд Амурской области решением от 21.11.2016, оставленным без изменения постановлениями Шестого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2017 и Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.04.2017, удовлетворил иск.

Как установили суды, Администрация (арендодатель) и КФХ «Чесноковское» (арендатор) заключили без проведения торгов договор от 20.05.2016 аренды спорного земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, находящегося в собственности муниципального образования.

КФХ «Сумароковское» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о признании указанного договора аренды недействительным, ссылаясь на то, что оно также обращалось с заявлением о предоставлении земельного участка в аренду, однако Администрация при наличии двух претендентов на участок незаконно без проведения торгов предоставила участок в аренду одному из них.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, руководствуясь статьями 166, 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 39.6, 39.16, 39.18 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 1, 10 Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее — Закон N 101-ФЗ), разъяснениями, приведенными в пункте 78 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», пришли к выводу о наличии оснований для признания оспариваемого договора аренды недействительным и о применении последствия недействительности сделки.

Суды исходили из следующего: ответчики не представили доказательств того, что до начала процедуры предоставления спорного участка в аренду КФХ «Чесноковское» имело предусмотренные законодательством (Земельным кодексом Российской Федерации и Законом № 101-ФЗ) основания для предварительного согласования предоставления земельного участка и получения его в аренду без проведения торгов; при наличии двух претендентов на получение участка в аренду его предоставление должно было осуществляться исключительно по результатам проведенных торгов в соответствии с Законом № 101-ФЗ; спорный договор является недействительной сделкой, поскольку он заключен с нарушением требований законодательства, публичных интересов, а также законных интересов истца.

Суд округа признал выводы судов первой и апелляционной инстанций законными и обоснованными.

Верховного Суда РФ сделан вывод, что доводы кассационной жалобы КФХ «Чесноковское» были предметом рассмотрения судов и получили оценку, не опровергают выводы судов, направлены на переоценку обстоятельств, установленных судами, основаны на неправильном толковании норм права, не подтверждают нарушений судами норм материального и процессуального права и в силу статьи 291.6 АПК РФ не являются основанием для передачи жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

5. Соблюдение требований законодательства о контрактной системе:

5.1. Определением Верховного Суда РФ от 27.06.2017 № 305-ЭС17-1132 по делу № А40-8638/2016 требования Федеральной службы безопасности России в лице федерального государственного казенного учреждения «Войсковая часть 55056» удовлетворены. Признаны незаконными пункты 2, 3, 4 решения и пункты 1, 2 предписания Федеральной антимонопольной службы России от 26.11.2015 № КГОЗ-480/15 в части признания в действиях заказчика нарушения части 3 статьи 96 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Федеральная служба безопасности России в лице федерального государственного казенного учреждения «Войсковая часть 55056» (далее — учреждение, заявитель) обратилась в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконными пунктов 2, 3, 4 решения и пунктов 1, 2 предписания Федеральной антимонопольной службы (далее — антимонопольный орган, ФАС России) от 26.11.2015 № КГОЗ-480/15.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 05.04.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.08.2016 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 29.11.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, учреждение обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, в которой просит их отменить, ссылаясь на допущенные судами нарушения в толковании и применении норм права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25.05.2017 кассационная жалоба учреждения вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия посчитала, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты — отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, учреждением (заказчик) 25.09.2015 размещено извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на закупку электростанций мобильных солнечных и солнечных зарядных устройств для обеспечения государственных нужд в 2015 году.

По результатам рассмотрения жалобы общества с ограниченной ответственностью «Спецтехника» на действия заказчика при проведении указанного аукциона комиссия ФАС России вынесла решение от 26.11.2015 № КГОЗ-480/15, которым данная жалоба признана необоснованной. Вместе с тем, комиссия установила факт нарушения заказчиком части 3 статьи 96 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе).

Предписанием на учреждение возложена обязанность по устранению выявленного нарушения.

Основанием для вынесения решения и предписания послужило, по мнению антимонопольного органа, неправомерное установление в документации об аукционе требования к сроку действия банковской гарантии, который, согласно данной документации, должен составлять не менее 60 дней с момента окончания срока действия контракта, в то время как в соответствии с частью 3 статьи 96 Закона о контрактной системе срок действия банковской гарантии должен превышать срок действия контракта не менее чем на один месяц.

Не согласившись с названным решением (пункты 2, 3, 4) и предписанием (пункты 1, 2), учреждение обратилось в арбитражный суд.

Отказывая учреждению в удовлетворении заявленных требований, суды, принимая во внимание положения статей 45, 96 Закона о контрактной системе, исходили из доказанности нарушения заказчиком положений Закона о контрактной системе.

При этом судебные инстанции указали, что федеральным законодательством установлен исчерпывающий перечень требований к банковской гарантии, положений, предоставляющих заказчику право устанавливать дополнительные требования к банковской гарантии, в нем не содержится. В связи с чем суды пришли к выводу об отсутствии нарушения прав и законных интересов заявителя обжалуемыми ненормативными актами антимонопольного органа.

По мнению Судебной коллегии, при рассмотрении данного дела судами не было учтено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 59 Закона о контрактной системе под аукционом в электронной форме (электронным аукционом) понимается аукцион, при котором информация о закупке сообщается заказчиком неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении такого аукциона и документации о нем, к участникам закупки предъявляются единые требования и дополнительные требования, проведение такого аукциона обеспечивается на электронной площадке ее оператором.

Заказчик обязан разместить извещение об осуществлении закупки в единой информационной системе, если иное не предусмотрено Законом о контрактной системе. При этом в извещении об осуществлении закупки должна содержаться, если иное не предусмотрено названным Законом, следующая информация: размер обеспечения исполнения контракта, порядок предоставления такого обеспечения, требования к такому обеспечению (если установление требования обеспечения исполнения контракта предусмотрено статьей 96 Закона о контрактной системе), а также информация о банковском сопровождении контракта в соответствии со статьей 35 Закона о контрактной системе (пункт 8 статьи 42 Закона о контрактной системе).

Согласно пункту 8 части 1 статьи 64 Закона о контрактной системе документация об электронном аукционе должна содержать размер обеспечения исполнения контракта, срок и порядок предоставления указанного обеспечения, требования к обеспечению исполнения контракта.

В соответствии с частью 3 статьи 96 Закона о контрактной системе исполнение контракта может обеспечиваться предоставлением банковской гарантии, выданной банком и соответствующей требованиям статьи 45 настоящего Федерального закона, или внесением денежных средств на указанный заказчиком счет, на котором в соответствии с законодательством Российской Федерации учитываются операции со средствами, поступающими заказчику. Способ обеспечения исполнения контракта определяется участником закупки, с которым заключается контракт, самостоятельно. Срок действия банковской гарантии должен превышать срок действия контракта не менее чем на один месяц.

Таким образом, банковская гарантия, которая выдается в обеспечение исполнения обязательств по контракту, должна соответствовать требованиям, предусмотренным в статье 45 Закона о контрактной системе. Дополнительные требования к банковской гарантии устанавливаются Правительством Российской Федерации (часть 8.2 статьи 45 Закона о контрактной системе). В настоящее время Дополнительные требования утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 08.11.2013 № 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и не содержат каких-либо дополнительных ограничений срока действия банковской гарантии.

Согласно пункту 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Статья 368 Гражданского кодекса установила, что в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение (гарант) выдают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить третьему лицу (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования об уплате.

Таким образом, Законом о контрактной системе предусмотрен институт банковской гарантии как один из видов обеспечения обязательств по государственным контрактам. При этом данный Закон устанавливает обязательное условие банковской гарантии — превышение срока действия банковской гарантии над сроком контракта минимум на один месяц. Вместе с тем, максимального предела действия банковской гарантии законодателем не установлено, поскольку, по мнению Судебной коллегии, такое обеспечение направлено на защиту государственных заказчиков от действий недобросовестных участников размещения заказов и позволяет сократить риски, связанные с неисполнением контрактов.

С учетом изложенного, вывод судов о нарушении учреждением статьи 96 Закона о контрактной системе в результате увеличения срока действия гарантии основан на неверном толковании указанной нормы.

Данные выводы соответствуют правовой позиции, изложенной ранее в определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 02.05.2017 № 305-ЭС16-20341.

Кроме того, антимонопольным органом не указано, каким образом действия заказчика приводят к ограничению конкуренции.

При этом, учреждение (заказчик) в обоснование причины установления увеличенного срока действия гарантии ссылалось на особенности перевозки товара железнодорожным транспортом, а также наличие нерабочих и праздничных дней, приходящихся на период после окончания срока действия контракта. Указанные обстоятельства в случае выявления недостатков товара ограничивают возможность заказчика обратиться в банк с требованием по банковской гарантии.

Таким образом, учреждение действовало в целях защиты своих интересов как государственного заказчика при исполнении договора на обеспечение государственных нужд.

5.2. Определением Верховного Суда РФ от 18.05.2017 № 303-ЭС16-19977 по делу № А37-499/2016 требование публичного акционерного общества энергетики и электрификации «Магаданэнерго» (г. Магадан; далее — общество) удовлетворено, поскольку нарушение обязательства подтверждено, при расчете неустойки, подлежащей взысканию за спорный период по государственному контракту, необходимо руководствоваться положениями Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» в редакции Федерального закона от 03.11.2015 № 307-ФЗ.

Из судебных актов и материалов дела следует, что во исполнение государственного контракта от 11.03.2016 № 9э217/10/01 (далее — контракт) общество (энергоснабжающая организация) с 01.11.2015 по 31.01.2016 поставляло Федеральному казенному учреждению «Исправительная колония № 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Магаданской области» (далее – учреждение) электроэнергию.

По условиям контракта учреждение должно было в полном объеме оплатить электроэнергию за расчетный период до 18 числа месяца, следующего за тем, в котором была произведена поставка. Однако, учреждение произвело оплату с нарушением указанного срока, что явилось поводом для обращения общества в арбитражный суд с иском по настоящему делу о взыскании неустойки за период с 19.12.2015 по 06.04.2016 в размере 297 324,12 руб.

Общество рассчитало неустойку исходя из 1/130 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации (далее — процентная ставка), основываясь на пункте 2 статьи 37 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (в редакции Федерального закона от 03.11.2015 № 307-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с укреплением платежной дисциплины потребителей энергетических ресурсов»; далее — Закон об электроэнергетике).

Учреждение полагало, что неустойка должна исчисляться из 1/300 процентной ставки, то есть, как это установлено в пункте 5 статьи 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 44-ФЗ).

Решением суда первой инстанции от 05.05.2016 (судья Дьячкова Э.Л.), оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 01.08.2016 (судьи Козлова Т.Д., Михайлова А.И., Шевц А.В.), заявленные требования удовлетворены в полном объеме за счет учреждения и субсидиарно за счет ФСИН. Суды пришли к выводу о доказанности оснований для начисления пени и необходимости применения в настоящем случае вышеприведенных норм Закона об электроэнергетике.

Окружной суд не согласился с данной позицией судов нижестоящих инстанций, посчитав правомерным применение меры ответственности, предусмотренной Законом № 44-ФЗ. Суд исходил из субъектного состава участников правоотношений по государственному контракту, в которых ответчик является бюджетным учреждением, в силу чего регулирование осуществляется императивными нормами Закона № 44-ФЗ.

Предусмотренных статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для снижения неустойки судами не установлено.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, общество просило постановление окружного суда отменить, ссылаясь на неверное истолкование и применение частей 4, 5 статьи 34 Закона № 44-ФЗ.

Заявитель полагал, что правовое регулирование спорных правоотношений должно осуществляться специальным законодательством, которым, исходя из предмета заключенного между сторонами контракта, является Закон об электроэнергетике. Именно этим законом определяются правовые основы экономических отношений в сфере снабжения электроэнергией.

По мнению общества, изменения в Закон об электроэнергетике внесены для усиления платежной дисциплины потребителей энергоресурсов и содержат необходимый комплекс мер (в том числе императивно установленный размер неустойки), позволяющих системно воздействовать на негативную ситуацию в сфере расчетов за энергоресурсы.

Заявитель сослался на обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2016 № 3, где изложена правовая позиция по применению законодательства в аналогичных спорах.

Изучив материалы дела, судебная коллегия посчитала, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В силу части 5 статьи 34 Закона № 44-ФЗ в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, с него могут быть взысканы пени за каждый день просрочки в размере 1/300 действующей на дату уплаты пени процентной ставки от не уплаченной в срок суммы.

05.12.2015 вступил в силу Закон № 307-ФЗ, в соответствии с которым в Закон об электроэнергетике внесены дополнения в части установления законной неустойки за просрочку исполнения потребителем обязательства по оплате потребленной энергии в размере 1/130 процентной ставки, действующей на дату уплаты пени, от не уплаченной в срок суммы.

Действие положений Закона об электроэнергетике в редакции Закона № 307-ФЗ распространяется на отношения, возникшие из заключенных до дня вступления в силу Закона № 307-ФЗ договоров энергоснабжения (статья 8 Закона N 307-ФЗ).

Исключение по размеру неустойки Законом № 307-ФЗ установлено лишь для отдельных групп потребителей (товариществ собственников жилья, жилищных, жилищно-строительных и иных специализированных кооперативов, созданных в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, управляющих организаций, приобретающих энергию для целей предоставления коммунальных услуг), с которых неустойка может быть взыскана в более низком размере — в размере 1/300 процентной ставки от не уплаченной в срок суммы. К их числу государственные учреждения не отнесены.

Положения Закона об электроэнергетике в редакции Закона № 307-ФЗ носят специальный характер по отношению к Закону № 44-ФЗ, поскольку последний устанавливает общие особенности участия органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений и предприятий в гражданско-правовых отношениях именно в целях повышения эффективности осуществления закупок, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, добросовестной конкуренции, предотвращения коррупции и других злоупотреблений. Однако нормами Закона № 44-ФЗ специфика отношений в сфере энергоснабжения и конкретные особенности исполнения договоров в данной сфере не учитываются.

Указанная позиция по применению законодательства отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3(2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19.10.2016.

Следовательно, при расчете неустойки, подлежащей взысканию за период с 19.12.2015 по 06.04.2016 по государственному контракту, заключенному в целях удовлетворения государственных нужд в энергоснабжении, необходимо руководствоваться положениями Закона об электроэнергетике в редакции Закона № 307-ФЗ. Вопреки выводам окружного суда, при проверке расчета неустойки суд первой инстанции и апелляционный суд законно и обоснованно исходили из 1/130 процентной ставки, установленной пунктом 2 статьи 37 Закона об электроэнергетике.

В связи с существенным нарушением норм права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности, на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление от 25.10.2016 по делу № А37-499/2016 подлежит отмене, а решение от 05.05.2016 и постановление от 01.08.2016 по тому же делу — оставлению в силе.

6